Энциклопедия:Анекдоты à la «Madame la Marquise»

Материал из Anekdot.me
Перейти к:навигация, поиск

Анекдоты à la «Madame la Marquise»

Материал из Энциклопедии анекдотов, свободной онлайн-энциклопедии с просторов сайта Anekdot.me.
Сей документ подлежит осмысленному анализу с применением головы, ибо ваистену.

Анекдоты à la «Madame la Marquise»[1] — общее название анекдотов, по своему содержанию напоминающих сюжет песни «Всё хорошо, прекрасная маркиза». Эти анекдоты имеют форму диалога, в которой один герой постепенно узнаёт от второго неприятные новости, причём рассказ начинается с самых безобидных происшествий («собака залаяла», «лопата сломалась» и т. д.), а заканчивается событиями ужасными и трагическими («украли знамя полка», «умерла жена» и т. п.). Герои этих анекдотов, а также концовка (реакция главного героя) может быть самой разной:

Анекдот #306 Чапаев уезжает в командировку и просит Петьку записывать в тетрадь всё, что будет происходить. Приезжает Чапаев через неделю… В тетради одна запись: «Сломалась лопата». Чапаев, довольный тем, что ничего страшного не случилось, спрашивает Петьку: — А почему лопата сломалась? — Собаку хоронили. — Собака умерла? От чего? — Конины жареной объелась. — Где же она столько жареной конины нашла? — На конюшне сгоревшей. — Что?! Конюшня сгорела? — Ну так Фурманов сигарету не затушил. — Он же не курит! — Закуришь тут, когда знамя полка спёрли…

Анекдот #796 В Одессе встречаются двое: — Фима, что нового дома? — Ах, что там может быть нового? Ничего! — Ну а всё-таки, что-то же, наверное, должно быть? — Да вот, собака залаяла. — Собака залаяла? Почему? — Как не залаять, если кто-то наступил ей на хвост? — Кто-то на хвост наступил? С чего бы? — Ну, можно не заметить под ногами какую-то собачонку, если такая толпа народу собралась? — А по какому поводу собралась толпа? — Как же не собраться народу, если твоя жена из окна выскочила? — Моя жена? Из окна? — А почему нет, если пришла полиция? — Полиция? С какой стати? — А почему бы ей не прийти, если твой тесть подделал вексель? — Опять он за своё! В который уже раз с ним это случается… — Вот я же тебе говорю: в Бердичеве ничего нового.

Анекдот #1670 Звонит телефон: — Алло, это синьор Род? Это Эрнесто, домоуправляющий вашей загородной резиденции. — Да, Эрнесто, это я. Что-нибудь случилось? — Я просто хотел вам сказать, что ваш попугай… Он умер. — Как умер? Мой попугай? Призёр международных соревнований? — Да, синьор. — Чёрт, я на него угрохал уйму денег. От чего он умер? — Он съел тухлятины, синьор Род. — Тухлятины? Кто его накормил тухлятиной? — Никто, синьор. Он сам поклевал немного мяса с дохлой лошади. — Какой лошади? — Вашего арабского скакуна, синьор Род. — Как, мой жеребец тоже мёртв? — Да, синьор. Он тащил телегу с водой и не выдержал. — Ты что, с ума сошёл? Какая телега с водой? — Которой мы тушили пожар, синьор. — Господи, пожар? — Да, синьор, в вашем доме. Занавеска загорелась от свечи. — Ты хочешь сказать, что моя усадьба сгорела от одной свечки? — Да, синьор. — Зачем ты зажёг свечку, Эрнесто? — Для похорон, синьор. — Каких похорон? — Ваша жена, синьор. Она пришла поздно ночью, я подумал, что это воры, и ударил её вашей новой клюшкой для гольфа. Наступило долгое молчание. — Эрнесто, если ты сломал мою клюшку для гольфа, тебе крышка.

Впрочем, такой сюжет не является оригинальной задумкой. Так, например, в одной из историй, собранных в книге «Учительная книга клирика» (приблизительно 1115 год), слуга сообщает приехавшему хозяину, что единственной плохой новостью является смерть собаки. Позже выясняется, что собаку затоптал мул, испугавшийся смертельного падения сына хозяина с балкона, который после этого сам погиб, свалившись в колодец; что жена, не выдержав смерти сына, скончалась с горя; что в ночь после смерти жены служанка забыла потушить поминальную свечу, из-за чего сгорел весь дом и что, наконец, сама служанка тоже погибла в этом пожаре.[2]

В 1931 году французские комики Шарль Паскье и Анри Аллюм разыгрывали на сцене забавный сюжет о незадачливой маркизе, которая постепенно узнавала от своих слуг о потере своего имущества — от лошади до поместья, а затем и гибели мужа. Рефреном этого скетча звучала фраза «Tout va très bien, Madame la Marquise» (Все идет очень хорошо, госпожа маркиза). Из этого скетча Поль Мизраки позаимствовал сюжет для своей песенки «Tout va très bien, Madame la Marquise», впоследствии переведённой на русский язык:[3]

Алло, алло, Джеймс, какие вести?
Давно я дома не была,
Пятнадцать дней, как я в отъезде,
Ну, как идут у нас дела?

Все хорошо, прекрасная маркиза,
Дела идут и жизнь легка,
Ни одного печального сюрприза,
За исключением пустяка:
Так, ерунда, пустое дело,
Кобыла ваша околела,
А в остальном, прекрасная маркиза,
Все хорошо, все хорошо!

Алло, алло, Мартен, ужасный случай,
Моя кобыла умерла,
Скажите мне, мой верный кучер,
Как эта смерть произошла?

Все хорошо, прекрасная маркиза,
Все хорошо, как никогда,
К чему скорбеть от глупого сюрприза,
Ведь это, право, ерунда.
С кобылой что — пустое дело —
Она с конюшнею сгорела,
А в остальном, прекрасная маркиза,
Все хорошо, все хорошо!

Алло, алло, Паскаль, мутится разум,
Какой неслыханный удар,
Скажите мне всю правду разом,
Когда в конюшне был пожар?

Все хорошо, прекрасная маркиза,
И хороши у нас дела,
Но вам судьба, как видно, из каприза
Еще сюрприз преподнесла:
Сгорел ваш дом с конюшней вместе,
Когда пылало все поместье,
А в остальном, прекрасная маркиза,
Все хорошо, все хорошо!

Алло, алло, Люка, сгорел наш замок,
Ах до чего мне тяжело,
Я вне себя, скажите прямо,
Как это все произошло?

Узнал ваш муж, прекрасная маркиза,
Что разорил себя и вас,
Не вынес он подобного сюрприза
И застрелился в тот же час.
Упавши мёртвым у печи,
Он опрокинул две свечи,
Попали свечи на ковер,
И запылал он, как костер,
Погода ветреной была,
Ваш замок выгорел дотла,
Огонь усадьбу всю спалил,
И в ней конюшню охватил,
Конюшня запертой была,
А в ней кобыла умерла,


А в остальном, прекрасная маркиза,
Все хорошо, все хорошо!

Тот же сюжет встречается и в других произведениях. Ярким примером служит баллада 1868 года «На борзом коне воевода скакал», написанная поэтом Дмитрием Минаевым:[4]

На борзом коне воевода скакал
Домой с своим верным слугою;
Он три года ровно детей не видал,
Расстался с женой дорогою.

И в синюю даль он упорно глядит;
Глядит и вздыхает глубоко…
«Далеко ль еще?» — он слуге говорит.
Слуга отвечает: «Далеко!»

Уж стар воевода; скакать на коне,
Как прежде, он долго не может,
Но хочет узнать поскорей о жене,
Его нетерпение гложет.

Слуге говорит он: «Скачи ты вперед,
Узнай ты, всё ль дома здорово,
С коня не слезая, у самых ворот,
И мчись ко мне с весточкой снова».

И скачет без устали верный слуга…
Скорее ему доскакать бы…
Вот видит знакомой реки берега
И сад воеводской усадьбы.

Узнал обо всём он у барских ворот,
И вот как опущенный в воду

Печальные вести назад он везёт,
И жалко ему воеводу.

«Ну, что?» — воевода скрывает свой вздох
И ждёт. «Всё в усадьбе исправно, —
Слуга отвечает, — лишь только издох
Любимый ваш сокол недавно».

«Ах, бедный мой сокол! Он дорог был мне…
Какой же с ним грех приключился?»
— «Сидел он на вашем издохшем коне,
Съел падаль и с жизнью простился».

«Как, конь мой буланый? Неужели пал,
Но как же погиб он, мой боже!»
— «Когда под Николу ваш дом запылал,
Сгорел вместе с домом он тоже».

«Что слышу? Скажи мне, мой терем спалён,
Мой терем, где рос я, женился?
Но как то случилось?» — «Да в день похорон
В усадьбе пожар приключился»…

«О, если тебе жизнь моя дорога,
Скажи мне как брату, как другу:
Кого ж хоронили?» — И молвил слуга:
«Покойную вашу супругу».

Также подобный сюжет просматривается в балладе «Вестник» (1837) австрийского поэта Анастасиуса Грюна и французском скетче «Английская комедия» (1893), написанном Габриэлем де Лотреком.[5]

Примечания[править]